Главное

Человек дешевле лося

Михаил
Слепцов

Адвокат Михаил Слепцов о том, почему компенсация за смерть человека должна быть с шестью нолями:


- Верховный суд РФ обратил внимание своих коллег на слишком маленькие суммы компенсации морального вреда, которые они назначают пострадавшей стороне в связи с гибелью близких, травмами на производстве или незаконными увольнениями.
Приводится конкретный пример. Районный суд в небольшом уральском городе рассматривал иск семьи погибшего на рабочем месте электрика. Виновным в его гибели признан инженер по технике безопасности. Семья погибшего потребовала возмещения морального вреда. И получила. Сумма оказалась издевательской - двадцать тысяч рублей. Зато в соседнем районе браконьер за жизнь убитой лосихи по решению суда заплатит почти полмиллиона рублей.

Случай вопиющий! Не обесцениваем ли мы, таким образом, человеческую жизнь?

Я считаю, что в таких случая компенсации должны быть с шестью нолями.

В Хабаровском крае сложилась практика, что за смерть человека больше миллиона рублей суды не дают. Но и миллион отсудить пострадавшей стороне – событие! Не так просто доказать, что нравственные страдания людей в связи со смертью близкого человека глубоки, их трудно измерить даже такими деньгами.

Тем более, это же не просто смерть, а часто насильственная, преждевременная, связанная с убийством, тяжкими телесными повреждениями, или с дорожно-транспортным происшествием. К слову, по ДТП взыскивают, как правило, совсем небольшие суммы, объясняя, дескать, это же смерть по неосторожности. Но семье, у которой погиб муж, жена или ребенок, неважно, как это произошло! Особенно если водитель за рулем был в состоянии алкогольного опьянения.

ЭксклюзивМнения
Судья Хабаровского краевого суда в отставке Дмитрий Демидов о том, кто и почему в России отвечает за детей:
16 сентября 2019, 09:00 0

В моей практике был случай. Один из районных судов взыскал 500 тысяч рублей морального вреда в пользу человека, у которого застрелили десятилетнего сына. В краевом суде удалось поломать этот приговор. Взыскали 2,5 миллиона рублей. Но случаев с таким исходом немного.

Ученые давно предлагают установить шкалу, которая бы определяла конкретные ситуации, – за смерть столько-то, за тяжкие телесные повреждения – столько-то. Но пока таких ориентиров для судей нет. А потому разброс огромный.

Статистику о компенсациях морального вреда озвучивала в прошлом году Ассоциация юристов России. Так вот, по ее подсчетам, крупных взысканий, когда назначаются миллионы рублей, в стране - единицы. Средний размер компенсации за жизнь и здоровье составил 84 тысячи рублей!
Самая маленькая компенсация за смерть человека его близким составила 5 тысяч рублей, а самая большая - чуть меньше восьми миллионов. Не слишком ли велика амплитуда судебных колебаний?

Есть предложение - устанавливать пожизненную компенсацию. Тут есть смысл. Скажем, главу семьи лишили жизни, тем самым обрекли семью на нищету или человек остался с тяжелой инвалидностью. Но пока такой практики нет, идея обсуждается. Я лично не вижу в этом ничего плохого, кроме одного – эти решения трудно исполнимы. Виновник может всячески уклоняться от своей обязанности, устроиться на работу с зарплатой в 15 тысяч рублей или вообще уйти на вольные хлеба. Что с него возьмешь?

ЭксклюзивМнения
Председатель совета ветеранов прокуратуры края Галина Пысина - о наказании виновников ДТП
25 июля 2018, 12:30 0


Возникает вопрос, может, суды потому и не назначают больших сумм, что получить их потерпевшей стороне трудно?
Мне кажется, не в этом дело, просто у наших судей такой менталитет. Его-то Верховный суд и предлагает изменить.

Для зарубежных судов взыскание высоких сумм компенсации морального вреда за смерть человека - норма. Подобная практика там установилась уже давно.
В нашей стране сам институт компенсаций морального вреда существует меньше тридцати лет. Для судебной системы это небольшой срок, так что все еще впереди.

Другая проблема - у нас очень неспешное правосудие. Дело по «Зимней вишне», которое получило такой широкий резонанс, так еще и не закончилось. Нет судебного решения по Холдоми, где в лагере год назад заживо сгорели дети.

Понятно, что никакие деньги не вернут родителям детей, но в общественном сознании должна быть мысль о неотвратимости и справедливости наказания.

Сейчас ее нет.


По теме