Главное

Лекарства с сомнительной репутацией

Салават
Сулейманов
Врач - клинический фармаколог, доктор медицинских наук, профессор Салават Сулейманов рассказывает о лекарствах, эффективность которых не доказана, но которые нам выписывают и настоятельно рекомендуют, и медицинском лобби:

- То, что наши сограждане отказываются вакцинироваться от COVID-19, прежде всего вопрос доверия, точнее недоверия, которое существует в обществе. И когда мы успокаиваем пациентов и говорим, что все у них будет хорошо, наверное, поступаем не очень осмотрительно. У людей остаются сомнения.
А им надо объяснять, что «Спутник V» прошел испытания. Да, в силу ограниченности времени это сделано по схеме, утвержденной для регистрации препаратов в условиях чрезвычайных ситуаций. Но исследования продолжаются. Когда он проходил регистрацию в новой эпидемиологической реальности, были проведены только первая и вторая фазы клинических испытаний, но теперь закончилась уже третья. Есть еще и четвертая, послерегистрационная. Не случайно всем, кто получил вакцину и зарегистрирован на портале Госуслуг, предлагают вести дневник наблюдений, отмечая все, что с ними происходит. Зачем это делается? Чтобы собрать как можно больше данных о том, как действует вакцина. Она уже принята во многих странах мира, поставки за рубеж растут, но исследования не закончены.
Да, новые препараты стремительно не создаются, на это уходят годы. И тут «Спутник V» как раз – очень удачный опыт. Почему нарушается классическая схема регистрации препаратов, которые используются при лечении ковида?
Вирус пришел неожиданно, от него стали умирать люди, а лечить нечем. И тогда врачи стали использовать препараты, которые давно существуют. И если препарат показал ту или иную степень эффективности при лечении вирусов, его включили в арсенал. Других пока просто нет!
За время эпидемии врачи получили бесценный опыт, они постоянно анализируют ситуацию, именно поэтому во временные рекомендации, которые вышли уже в тринадцатой версии, включены препараты, эффективность которых доказана на небольших по объему выборках. Это вынужденная ситуация. А потому не только доктор, но и сам больной должен быть очень внимательным к своему состоянию.
Особую критику у некоторых экспертов вызывают препараты умифеновир и фавипиравир. Последний создан в США и зарегистрирован в Японии, но там так и не применялся, потому что при недостаточной эффективности он обладает серьезными побочными проявлениями. В России ему включили «зеленый свет» и сегодня он является одним из основных в начальном лечении ковидных больных. В числе препаратов, которые предлагаются врачам при лечении COVID-19, наш любимый, но очень сомнительный с точки зрения доказательной медицины арбидол. Хабаровчанам будет интересно узнать, что арбидол в свое время начинали выпускать на Хабаровском химфармзаводе. Это российские разработки.
В Европе, Америке и Японии этот препарат не применяется.  
Мы должны понимать, что нет совершенно безопасных лекарств. Если у лекарства нет нежелательных явлений, у него, как правило, нет и позитивных эффектов. Это все взаимосвязано. Вопрос в том, чего больше. Мы все время соотносим риски и пользу, безопасность и эффективность. Это главные критерии.
ЭксклюзивЗдоровье
Сделать это рекомендовал Владимир Путин
22 сентября 2021, 13:05 0

К сожалению, не всегда удается создать препарат с приемлемой безопасностью, и наши больные, страдающие, скажем, тяжелыми заболеваниями, к примеру, онкологией, принимают зачастую тяжелые по воздействию лекарства. Иначе трудно добиться положительного исхода. Почему препараты с сомнительной эффективностью так активно продвигаются и широко рекламируются? Почему они появляются на рынке лекарств, да еще попадают в госзакупки, в частности - для льготной категории больных?  
Это приносит прибыль, а потому в их популяризации заинтересованы финансовое, промышленное и научное лобби. Не сказать, что подобные препараты совсем никак себя не проявляют, но при хорошем уровне критики - справедливой, аргументированной, вряд ли бы они попали в перечень зарегистрированных. Задача государства и профессионального медицинского сообщества - создать такую систему, которая бы минимизировала риски для больных.
Врач, который назначает лечение, должен иметь четкую информацию для принятия решения. Ведь в глаза пациенту смотрит не тот, кто создает лекарство, и не тот, кто его производит, и даже не тот, кто подписывает приказы о введении лекарства в гражданский оборот, а врач или фельдшер.
Представьте, в какие условия мы ставим доктора, который читает специальную литературу и понимает, что эффективность лекарств, которые он назначает, не доказана, но его применение рекомендовано свыше?
Конечно, врач свободен в выборе препаратов, но есть рамки, за которые он не может выйти. Скажем, назначение лекарств, которые не входят в протоколы и стандарты, происходит коллегиально. Для этого собирается врачебная комиссия. Но жизнь устроена таким образом, что часто нет времени оглядываться. Врач должен принять решение прямо сейчас.
Лекарства – средство избавления больного от страданий и спасение от смерти, а для тех, кто их производит, это товар. Да, специфический, но товар и не более того и если производить его выгодно, это будут выпускать.
ЭксклюзивМнения
Главный внештатный фармаколог Минздрава Хабаровского края о мифах, которые опасны для здоровья
13 ноября 2020, 19:00 0

К примеру, актовегин. В инструкции к его применению написано, что он улучшает питание тканей, способствует их заживлению. Но если мы возьмем справочник для врачей первичного звена, то там при характеристике препарата стоят литеры С и D, что обозначает самый низкий уровень доказательности. Мы не знаем, что такое актовегин по химической природе. Это экстракт, полученный из крови телят. Как определить, что из этого «бульона» в организме действует? Близко к нему стоит церебролизин. Он получен из ткани головного мозга свиньи. Медики шутят, называя его жидкими мозгами.  
Мне говорят, дескать, хороший препарат, его давно применяют. Но вспомните, какие были дозировки, когда его вводили - по одному миллилитру, теперь его прописывают десятками миллилитров, и лечение длится месяц-полтора. И тут надежда на то, что человек либо выздоровеет, либо нет. Это препараты с низкой доказательной базой.
Чтобы уйти от субъективных оценок, должны быть проведены правильно организованные исследования, на основании которых можно сделать правильные выводы. Это и лежит в основе доказательной медицины. Известный доктор говорил: «Верить можно только Богу, все остальные должны предъявлять факты».
Есть группа препаратов, которые, по сути, относятся к гомеопатическим. Их называют «фуфломицинами». Но их регистрируют и назначают.
Как пациенту разобраться, что ему выписывает доктор? Эксперты советуют внимательно читать инструкции, искать другие источники. Правда, есть известное выражение: «Сейчас много воздуха, воды и информации, одна проблема – все загрязнено»! Так вот нужна достоверная информация. И, конечно, общение с врачом, которому вы доверяете.
Теперь в мире принято получать второе мнение, выслушать одного специалиста, а потом другого. В медицине, увы, много субъективного. И только на основе двух позиций вы сможете сделать вывод, что же вам действительно поможет преодолеть болезнь.

По теме