Главное

Дать амурскому лососю шанс

Михаил
Скопец

Ихтиолог, кандидат биологических наук Михаил Скопец о честной науке и прогнозах на «красную» путину:

- На Амуре в разгаре осенняя «красная» путина-2020. Какой будет она после провалов по горбуше этим летом, когда рыбакам не удалось взять и половины заявленных лимитов? Почему, говоря о лососе на Амуре, мы всё чаще используем слово «катастрофа» и есть ли шанс вернуть главной реке Дальнего Востока статус некогда самой рыбной в стране? Вопросы эти волнуют едва ли не каждого, кто живёт на берегах Амура.

Лосось на Амуре «кончают»

Сам я себя считаю независимым ихтиологом. Участвую в общественных мониторингах нерестилищ в бассейне Амура, в этом году издал на средства краевого фонда «Биосфера» книгу «Лососёвые рыбы Дальнего Востока России», где обобщил 40-летний опыт своей научной работы и путешествий по региону.

Лосося на Амуре просто «кончают». Это общедоступный ресурс, и в путину каждый хочет хапнуть побольше. А рыбу проще сохранить в том случае, если у конкретной реки есть хозяин. Такая практика есть на Камчатке, на Сахалине. У нас таким образом охраняется река Тугур. Сейчас тугурское стадо кеты – одно из самых здоровых в Хабаровском крае. С Амуром это конечно не пройдет - слишком большая река. И вот с летней кетой на Амуре - настоящая катастрофа. Например, в 2017 году заполнение её нерестилищ составило только несколько процентов от нормы. Кета возвращается из моря на нерест в возрасте 3 и 4 года. То есть в этом и следующем году в Амур возвращается это «провальное» поколение. В нынешнем году вылов летней кеты была закрыт, но и рыбы зашло очень мало. То же самое, судя по всему, нас ждёт и в следующем. Осенняя кета Амура в несколько лучшем состоянии, но и её численность сокращается.

Общественники и официальная наука поспорили об итогах путины-2019
19 декабря 2019, 16:30 0

У лосося, как и у многих рыб, существуют природные циклы колебания численности популяций. Есть годы, когда она растёт, есть, когда снижается. Сейчас сложилась ситуация, когда к естественному сокращению численности добавился всё более растущий прессинг со стороны промышленного, любительского, да и откровенно браконьерского лова. Последний, как я считаю, по объёмам вполне сравним с легальной добычей.

Сейчас основной поток кеты на нерест направляется вверх по реке Амгунь, а там её добивают со страшной силой. Люди в сёлах сидят и ждут, когда придёт кета и можно будет немножко заработать. А кто-то и не немножко. Кто-то заработает на икре за два месяца миллион, а потом весь год отдыхает, охотится, рыбачит. Там появилось немало людей, которые работать просто не хотят, живут только добычей икры. А когда закончится рыба, для них наступит катастрофа.

Перевёрнутая пирамида лимитов

В былые годы Амур давал до ста тысяч тонн лосося ежегодно. Осенняя кета доходила на нерест до Благовещенска и даже до Забайкалья, шла по Уссури, Хору, Бикину. Этой осенью наука рекомендует добыть не больше 13,1 тысячи тонн кеты. Из этого объёма почти всё досталось промышленникам - 10,65 тысяч тонн, коренным народам - 1,68 тысячи тонн и 760 тонн рыбакам-любителям по лицензиям.

А лимиты должны распределяться следующим образом: главное - пропуск на нерест. Кровь из носу, нерестилища должны быть заполнены. Следующие в очереди при распределении квот – представители коренных народов, за ними рыбаки-любители, обычные жители Хабаровского края (потребительский лов по лицензиям). Если что-то осталось, лимиты получают небольшие предприятия, бригады из прибрежных сёл. И только, если рыбы действительно много, остатки могут быть распределены между крупными промышленниками с заездками и ставными неводами. У нас сейчас же всё наоборот. Первыми получают лимиты промышленники в Амурском лимане, и лимиты эти распределяются в Москве. Почему не в Хабаровске?


скопец ужат 1.JPG

Наука должна быть честной

В советские годы лососей на нерестилищах считали при помощи аэрофотосъёмки. Сейчас такие работы не проводятся – это считается слишком дорого.

Авиаучёт чётко показывает, насколько хорошо подготовили прогноз подходов ведомственные учёные-ихтиологи, которые занимаются обоснованием размеров выдаваемых лимитов, как работал промысел (не было ли перелова), как сработала рыбоохрана. Сегодня авиаучёты не проводятся не только из-за нехватки финансов, но потому, что в их результатах никто на самом деле не заинтересован. Наука должна быть честной, а не зависеть от звонков из столицы, что, мол, вот этот человек готов вложить большие деньги, обеспечьте его лимитами. За свои данные люди науки должны отвечать всем - должностями, репутацией. А у нас прогноз уловов регулярно совершенно не совпадает с реальными подходами рыбы, а люди так и сидят на своих местах.

Как же нам спасти лососей Амура, Хабаровского края и всего Дальнего Востока России?

Во-первых, нужно охранять природу. Заставить золотопромышленников не сбрасывать в реки неочищенные стоки, ограничить вырубку лесов, особенно вдоль нерестовых рек, безжалостно бороться с браконьерством.

Во-вторых, нужно коренным образом поменять систему распределения квот на вылов лососей, в том числе начать учитывать браконьерский вылов как одну из важных причин снижения численности. В общем, сделать так, чтобы нерестилища каждый год заполнялись по норме.

В-третьих, нужно снова развивать существовавшую в прошлом систему учётов лососей (осенние авиаучёты, весенние учёты ската молоди). Работы нужно планировать так, чтобы ежегодно получать достоверную информацию по крайней мере с 10 % имеющихся нерестилищ.


По теме