Главное

Ковид убивает тех, кто мог бы жить

Анастасия
Плешакова
Врач-инфекционист городской клинической больницы имени Войно-Ясенецкого Хабаровска Анастасия Плешакова об эмоциональных перегрузках врачей, которые работают с ковидными больными:

- Больных у нас так много, что в госпитале, рассчитанном на пятьсот пациентов, разворачивают дополнительные койки в палатах и даже в коридорах. Новая волна коронавируса буквально захлестывает. Причем, больные очень тяжелые.
Ковид мутирует и ведет себя по- другому. Высокая температура и лихорадка уже не характерны для него, у людей наблюдается сухой кашель, они задыхаются. Причем, болезнь протекает молниеносно. Сегодня больной поступил, поражения легких у него нет, приходишь через два дня на дежурство, а он уже в реанимации. Так было с моим пожилым пациентом. Дедушка чувствовал себя нормально, ничто не предвещало беды, и вдруг узнаю, что его перевели на ИВЛ.
Бытует мнение, что ковидом чаще болеют пожилые люди, ослабленные. Не обязательно, это могут быть и молодые с отягощенным анамнезом - ожирением, сердечно- сосудистыми заболеваниями. Таких большинство. Недавно мы потеряли пациента, которому было 44 года. Почти стопроцентное поражение легочной ткани! Избыточный вес! Аппарат ИВЛ не может продышать такие легкие.
Или другой пример. В прошлом году умер мальчик в 19 лет с врожденным пороком сердца и ожирением четвертой степени. Ковид усугубил течение болезни. Молодого человека не удалось  спасти. Часто пациенты лечатся дома, принимают парацетамол. Температура падает, и они успокаиваются, считают, что все обойдется. Моего сорокалетнего пациента привезли в больницу родственники. Его особенно ничего не беспокоило. Он до последнего работал, терпел, обещал, вот доделаю еще кое-что и тогда сдамся. Тянул до пятницы, а когда попал в госпиталь, мы уже ничем не могли ему помочь.
Или 27-летний больной. Его мучали одышка, кашель. В общей палате он пробыл всего сутки, поместили в реанимацию, а через неделю его не стало. И там – типичная картина - ожирение, пагубные привычки, в том числе курение, которые ослабляют организм, позволяя инфекции проще проникать в организм и разрушать его. Последствия ковида очень тяжелые– тромбоэмболия. Моя коллега у себя в инстаграм показывала фото ног пациента молодого возраста, у которого они буквально почернели от тромбов. При ковиде кислород не поступает в ткани, нарушается кровоток, сосуды тромбируются, и конечности отмирают.
Говорят, медики в силу профессионализма со временем не чувствуют боли пациента. Это неправда! Видеть каждый день тяжелых и умирающих больных невыносимо. К этому невозможно привыкнуть, как и к тому, что нужно сказать родственникам, что что их близкий человек умер. Вроде бы мы не заняты физическим трудом, но иногда возвращаешься домой выжат настолько, что ничего не хочется.
Не так давно у меня была тяжелая пациентка с онкологией, она лежала больше месяца. Я делала все, чтобы помочь ей, очень старалась. Мы общались с дочерью, она звонила мне. Приносила любые препараты, которые нужны были маме. Но женщина умерла. В последние дни, когда стало понятно, что она уходит, дочь даже не могла с ней попрощаться. Доступ в красную зону запрещен. И когда я сказала, что мама умерла, дочь перестала мне звонить. Наверное, она считает, что я виновата. С этим очень трудно жить. Во всяком случае я пока не могу.
Я молодой врач, закончила наш Дальневосточный медуниверситет и сразу пошла в десятую больницу. Начало моей самостоятельной практики совпало с началом эпидемии. Помню первые дежурства, когда ты один на несколько этажей, всю ночь ходишь из палаты в палату. Принимаешь до тридцати больных, и всем требуется внимание, время. Бессонная ночь, а утром заступаешь на дневное дежурство.
Мне странно, что люди, далекие от всего этого, все еще дискутируют, надо ли прививаться от ковида или нет. Иногда говорят, я точно не заражусь, меня это не коснется, а потому я волен поступать, как хочу. Но это, к сожалению, не так. Риск очень велик! Мы все живем в обществе и не можем быть свободными от этого общества, особенно, когда речь идет о глобальной эпидемии, охватившей весь мир. Давайте думать о себе и своих близких!
Если вы знаете, что инфицированы, зачем же ходить в поликлинику, аптеку, в магазин? Конечно, у нас не предусмотрено наказание за подобное поведение, но должны же быть внутренние морально-этические нормы, которые бы побуждали нас поступать честно по отношению к близким нашим и дальним.
Есть ли среди наших больных вакцинированные? Да, есть, но они не лежат на искусственной вентиляции легких, им не нужна кислородная поддержка. Прививка не дает стопроцентной гарантии, что вы не заболеете, но у таких больных ковид протекает легко. Мы просто наблюдаем их и через неделю выписываем. Все!
Мы с мужем, а он тоже врач, работает в нашем госпитале, переболели ковидом, и теперь сделали прививку. Мои родители тоже привились. Никаких сомнений, что это необходимо сделать!  И чем быстрее мы поймем эту простую истину, тем скорее увидим свет в конце ковидного тоннеля.
По теме