Главное

Ценность уважения к учителю

Эдуард
Перепечай
Директор Хабаровского лицея №5 Эдуард Перепечай о том, почему учитель перестал быть авторитетом для учеников и их родителей:

- На одном из федеральных каналов показывают ролик, где женщина, очевидно, мама, бесцеремонно закрывает рот пожилой учительнице, бросая ей в лицо, что детей надо не только ругать, но и хвалить. И таким неуважением к сеятелям разумного, вечного, доброго веет от этой сцены!
Почему учитель перестал быть авторитетом и что бывает с обществом, в котором разрушаются основополагающие ценности?
В чем сложность работы в нынешней школе и почему ученики не всегда положительно оценивают своих учителей? Средний возраст педагогов в нашей гимназии – сорок лет. Молодой коллектив! Есть школы, где большинству учителей 60 и больше.
У ребенка, который живет в социальных сетях, в компьютерном мире, возникает дисбаланс с возрастным учителем, который во всем этом не слишком силён. Отсюда непонимание, конфликты.
Понятно, что на одной волне с детьми находятся молодые педагоги, которые используют социальные сети как прекрасную образовательную площадку с фото, видео, прямыми эфирами. В этом году триста молодых учителей приходят в школы. Это очень мало, капля в море! Наш коллектив пополнится двумя специалистами – учителями английского языка и физкультуры, а вот географа за все лето мы так и не нашли. В прошлом году к нам пришло три учителя.
Молодой человек, возможно, и пошел бы в школу, если бы он получал достойную зарплату здесь и сейчас, а не через три-четыре года, когда у него появится возможность пройти аттестацию, получить первую или высшую категорию. Хорошо, если ему дома помогают, а если это мужчина и у него семья? С мужчинами в школах совсем беда. Их считанные единицы!
Вроде бы в Хабаровске заботятся об учителях. Триста квартир в Хабаровске выделено педагогам - нигде в стране столько жилья учителя не получают. Плюс бесплатный проезд в городе, подъемные. Знаю об этом, мы много общались с коллегами центральной части России, когда возили детей на олимпиады. Но и этого недостаточно.
Зарплата учителя должна быть такой, чтобы он уважал себя – мог содержать семью, полноценно отдыхать, покупать книги, ходить в театры. До революции учитель во время отпуска мог позволить себе, в том числе за счет государства, поездки за рубеж. Посмотреть воочию то, о чем рассказывает детям.
У нас нет бесплатного пролета до Москвы или Санкт-Петербурга. Мы не попадаем в льготную категорию. По моему мнению, ситуацию изменил бы статус учителя как муниципального служащего. Пусть через десять лет, но педагог бы знал, что у него будет достойная пенсия и соответствующие льготы. А, скажем, через 20-25 лет работы в школе он стал бы госслужащим со всеми вытекающими отсюда приятными бонусами. Идея эта не нова. Она давно обсуждается, и, согласитесь, в ней есть рациональное зерно. Подобный подход кардинально бы изменил ситуацию в школу.
Например, в Японии, учитель работает с хорошей зарплатой до определенного возраста, а потом уходит на пенсию. Он сделал великое дело, учил детей. Государство благодарит его за это, давая ему возможность отдохнуть и заняться собой.
А мы на августовском педсовете обсуждаем проблему профессионального выгорания учителей, которые берут невероятную нагрузку, чтобы заработать. Я вижу уставшие глаза своих коллег, которые за 64 дня своего большого отпуска так и не отдохнули, как следует.
А с 1 сентября все начинается сначала – уроки, классное руководство, проверка сочинений по русскому и заданий по математике. Были случаи, когда мужья педагогов выбрасывали в окно надоевшие им тетрадки.
Учитель не имеет никаких преференций. Я даже не имею право взять в первый класс ребенка нашего педагога. Сначала зачисляются дети военнослужащих, полицейских, других силовиков. Потом идут братья и сестры детей, которые уже учатся в гимназии, и только потом те, кто прописан в микрорайоне.

Я пошел в первый класс в военном городке в Венгрии, где размещалась южная группа советских войск. Авторитет учителя был беспрекословным. Никто не нарушал дисциплину, мы готовили уроки, чтобы не расстраивать учителя. Потом отца отправили на Дальний Восток в ЕАО, и я учился в сельской школе.
Вспоминаю, какие человеческие отношения складывались с учителями. Школа – второй дом, потому что там кружки, секции, спортзал, духовой оркестр. До сих пор помню многих своих учителей. Уже в Ленинском химию преподавала Нина Александровна Хренова. На ее уроках стояла такая тишина, муха летит, слышно.
Требовательная, она давала основательные знания. Слово учителя было непререкаемое, и родители принимали сторону учителя, не сомневаясь в его справедливости.
Сейчас другое время. Если возникает конфликтная ситуация в паре учитель-ученик родители сразу же, не разобравшись, защищают ребенка. Именно поэтому в каждом классе у нас установлены видеокамеры со звуком. Мы всегда можем посмотреть, и понять, что произошло на самом деле, защитить учителя. А он часто в этом нуждается. Любая его неточность тут же снимается на телефон и в мгновение разлетается по всем соцсетям.
Меня обескураживает такая позиция подростков. Удивляют и некоторые родители, которые говорят: дескать, я отдаю вам своего ребенка и вы обязаны научить его иностранному языку и всему прочему. А мне заниматься этим, извините, некогда. Но это возможно только при уважительном отношении друг к другу.
Я, к примеру, обращаюсь к ученикам на «вы», считаю, что это нормально.
Тем более, мне не понятно, когда, скажем, родители могут позволить себе звонить учителю поздно вечером, не считаясь с его личным временем.
Учителю мы доверяем самое дороге, что у нас есть – своих детей. И он делает из ребенка личность. Будем ему за это благодарны, иначе будем пожинать плоды, на которые не рассчитываем.
По теме