Главное
Туризм, 13 апреля, 19:00

Хабаровский край нужно показать стране и миру

Ставший документалистом бывший военный Владимир Чебанов о привлечении туристов
Хабаровский край нужно показать стране и миру

У бывшего боевого вертолётчика Владимира Чебанова необычное хобби. Он поставил себе цель – рассказать всему миру о том, что Хабаровский край может стать таким же популярным для туризма местом, как Камчатка или Байкал. Документальные фильмы о красотах нашего региона, снятые его командой единомышленников, уже становились призёрами крупных международных фестивалей. Корреспондент ИА «Хабаровский край сегодня» спросил у Владимира Чебанова, зачем он тратит время и деньги на кино о регионе.

Дальний Восток – романтика

О своем детстве в башкирской столице Уфе Владимир говорит емко: обычный ребенок в обычной советской семье. Обычная для той поры мечта мальчишки – летчиком стать.

– Учился я в школе с углубленным изучением английского языка. Но благодаря занятиям в ДОСААФ СССР уже в 9-м и 10-м классах мне доверяли пилотировать вертолет. Правда, это был маленький Ка-26, который называли милицейским бортом. Но уже в том возрасте я управлял в кабине один, – вспоминает Владимир Чебанов. – Для меня, школьника, это было очень круто, когда я мог в выпускном классе встать посреди урока и бросить: я на полеты. Правда, далеко не всем учителям это нравилось. Преподавательница физики мне на итоговом экзамене (тогда не было системы тестирования по типу ЕГЭ – прим. ред.) поставила трояк. Ни военрук, ни классная руководительница, ни даже директор школы ее не переубедили.
Правда, уже летом по итогам вступительных экзаменов выпускник Чебанов доказал обратное. Сдал экзамены для поступления в только что созданное в Уфе высшее военное авиационное училище летчиков на отлично.
– В СССР это было третье военное училище после Саратова и Сызрани, в котором готовили летчиков-инженеров для пилотирования боевых вертолетов. Поступил я туда в 1987 году. Это был только второй набор. Но так уж вышло, что формально мне пришлось проучиться во всех трех советских училищах для вертолетчиков. Уже после сдачи экзаменов в Уфе нас отправили на летную практику в Саратов. А пока мы там летали, ликвидировали и Саратовское училище. В общем, диплом я получал в Сызрани, хотя никогда там не учился.

Окончание учебы для Владимира Чебанова совпало с развалом СССР – 1991 год. Тогда многим выпускникам военных вузов предлагали так называемые свободные дипломы: тебе дают документ, ты идешь сразу на гражданку, а время учебы в военном вузе засчитывают в качестве срочной службы в армии.

– Я же ушел в авиацию пограничных войск в то время еще КГБ СССР. Это было единственное место, в котором спрашивали: а где ты хочешь служить? Я написал в анкете, что хочу на Дальний Восток. Хотя тут никогда не был, но меня тянула романтика путешествий. Так я и попал в Хабаровск, – говорит Владимир.


В мир приключений

На Дальнем Восток Владимир Чебанов служил на границе. В 1995 году был командирован в Таджикистан. Там пришлось в боевых условиях гражданской войны и постоянных наступлений моджахедов со стороны соседнего Афганистана в малознакомом высокогорье под обстрелами эвакуировать наших раненых пограничников, доставлять вертолетами подкрепление. Наград не получил. Участие России в той войне тогда не сильно афишировалось.

– Здесь, на Дальнем Востоке, я узнал замечательных людей, которые познакомили меня с природой Хабаровского края. Сплавлялись по северным рекам, ходили в тайгу и сопки. Туризм я любил с детства: отец и дед в Башкирии брали меня с собой на рыбалку, а в школе была замечательная учительница географии, с которой ходили в походы. Но именно тут я понял, что это мое. После кризиса 1998 года нам – летчикам пришлось сидеть по большей части на земле. Денег на заправку вертолетов не было. В 30 лет уже имел возможность выйти на пенсию. Пошел в профессиональный туризм, – рассказывает отставной командир экипажа вертолета.
Владимир Чебанов в начале нулевых годов открыл собственную туристическую фирму «Мир приключений». Занимается привлечением в Хабаровский край туристов из-за рубежа и из западных регионов страны. Говорит, пока самой большой популярностью пользуется рыбалка на тайменя на наших северных реках.
– Постепенно пришло понимание, что Хабаровский край остается до сих пор terra incognita не только для зарубежных туристов, но и для большинства жителей Европейской части России и даже Урала и Сибири. Люди хорошо знают Байкал, Камчатку, Владивосток. А когда заговоришь с ними о Хабаровске, недоуменно переспрашивают: а где это? Справедливости ради, стоит сказать, что в мире активного туризма многие наслышаны о Шантарских островах. Но во многом это заслуга Игоря Ольховского – путешественника и организатора туров, который очень много сил и времени потратил на раскрутку Шантар: книги, фотоальбомы, документальные фильмы.

Полуостров и пролив

Чтобы наглядно показать всему миру, какие красоты есть в Хабаровском крае, Владимир Чебанов вместе с известным в городе телеоператором Алексеем Сахно создали небольшую студию документального кино. Назвали по-дальневосточному – «Сэвэн». Одна из их работ, которую Владимир представил несколько лет назад на основной в Европе ярмарке туристических предложений ITB Berlin 2019 в Германии, так и называлась – «Последняя неизвестная земля». В ней авторы рассказали о возможности пройти путями тигра в сопках Сихотэ-Алиня, увидеть китов на расстоянии вытянутой руки на Шантарах, о царь-рыбе северных рек таймене.

Помимо чисто презентационных роликов, начали снимать и серьезное документальное кино. Например, картина о француженке с душой удэге Марилии Петит, которая нашла свой дом в дальневосточной тайге. Вскоре поступило и серьезное предложение от Дальневосточной студии кинохроники – снять фильм по заказу федерального Министерства культуры.

– У нашей кинохроники была одобренная федеральным Минкультуры заявка на фильм под условным названием «Большое приключение Мамия Риндзо» (японский исследователь Сахалина и Татарского пролива начала позапрошлого века). Но нам показалась эта тема не совсем патриотичной. Почему про японца на наших землях? Личность он, конечно, интересная. Но рассказ только о нем одном был бы совершенно неполным. Ведь были еще и европейские исследователи и наши российские, – рассказывает Владимир Чебанов. – Были долгие переговоры по внесению изменений в концепцию документальной картины. В Москве все это решалось. В конце концов нам дали добро рассказать обо всех исследователях Татарского пролива.
Съемочная группа работала в Японии, Владивостоке, на Сахалине, прошла по всему побережью Татарского пролива и Амурского лимана в Хабаровском крае. В результате выяснилось, что отснятого материала столько, что в одну картину вместить его нереально.
– Первому фильму, который был представлен на фестивале в Москве, мы дали рабочее название «Полуостров». В нем рассказывается об экспедициях француза Лаперуза, британца Броутона и российского мореплавателя Ивана Крузенштерна. Их всех объединила ошибочная уверенность, что Сахалин является полуостровом, а Амур в своем устье не судоходен и теряется в песках, – добавляет Владимир Чебанов.

Сейчас студия «Сэвэн» ведет работу над монтажом второй части, под условным названием «Пролив». В этой картине авторы представят подробный рассказ о путешествии на территорию ныне российского Дальнего Востока выходца из обедневшей самурайской семьи, скромного чиновника по особым поручениям Мамия Риндзо, который в своих донесениях японскому правительству рассказал об островном статусе Сахалина и судоходности Амура. А главное, в этой ленте авторы намерены рассказать о новых, ранее малоизвестных фактах большой Амурской экспедиции Геннадия Невельского.

Напомним, второй год подряд ленты Владимира Чебанова и Алексея Сахно о прошлом и настоящем Хабаровского края занимают первые места на престижном международном фестивале в Москве «TRAVEL FILM по-русски».

По теме