Главное
75 лет Победы, 27 апреля, 09:30

Сталин запретил Хабаровскому краю делать танки

Комсомольские корабелы в тяжелейших условиях сделали все, что от них требовала страна
Сталин запретил Хабаровскому краю делать танки
Фото: архив. Крейсер "Калинин" в Комсомольске
«В октябре 1941 я предложил Вам изменить профиль этого завода и перевести его на производство танков, полагая, что танки нужны сейчас больше, чем любое другое оружие. На это мое предложение Вы ответили: «Нет, не нужно этого делать. Завод должен остаться судостроительным. Пока у нас есть возможность, мы будем строить там военные корабли. Мы не сможем обойтись без них». Ваши слова мною были сообщены рабочим завода. Встречено это было с большой радостью».

Из письма секретаря Хабаровского крайкома ВКП (б) Г.А.Баркова И.В. Сталину, с просьбой о награждении завода № 199 в Комсомольске-на-Амуре (ныне – Амурский судостроительный завод) орденом Трудового Красного знамени, 1945 г.

Будущая война


Удивительно, но даже в самое тяжелое время Второй мировой, когда само существование СССР из-за ударов немцев было под вопросом, руководство нашей страны смотрело в будущее и готовилось к противостоянию с союзником Гитлера - Японией - на другом конце света.

Об этом говорят многие факты. Один из самых ярких - история строительства на АСЗ двух крупнейших в истории завода кораблей - крейсеров проекта 26БИС «Калинин» и «Каганович», сообщает ИА «Хабаровский край сегодня».

Эти самые современные на тот момент корабли для Тихоокеанского флота заложили летом 38-го года.

То, что они не могли выйти из Амура в море (глубина в мелководном лимане – 4 метра, а осадка кораблей – до 7), было учтено. Для решения этой проблемы создали отдельную организацию в системе НКВД - «Дальтехфлот». Закупили в Европе технику и начали дноуглубительные работы с расчетом закончить к 1942-му году, к моменту планируемого спуска крейсеров на воду.

Но работы над кораблями затянулись - из-за отсутствия опыта столь масштабного строительства, нехватки квалифицированной рабочей силы, неготовности цехов завода, совсем недавно вступившего в строй.

9.-miting-posvyashchennyy-zakladke-sudostroitelneogo-zavoda-12-iyunya-1933-goda..jpg
Митинг, посвященный закладке АСЗ. 12 июня 1933 г.

 А тут еще война... Завод строили в расчёте на поставку многих агрегатов и узлов для кораблей с предприятий западных районов страны. А они оказались в незавидном положении. Например, гребные винты для «Калинина» и «Кагановича» пришлось вывозить из блокадного Ленинграда. Много комсомольских корабелов ушло на фронт, не хватало рабочих рук, не выручал даже 11-часовой рабочий день.
Все это и натолкнуло руководителей Хабаровского края на мысль о том, что недостроенные корабли надо бросить, а на заводе наладить производство танков. Но верховный главнокомандующий это, казалось бы, здравое предложение отверг и приказал крейсера доделать любой ценой.

В результате первый из них – «Калинин» - в мае 1942 года был спущен на воду и позже отправился во Владивосток для окончательной достройки. В лимане Амура был «пробит» к этому времени нужный фарватер 8-метровой глубины.

Версия – диверсия


При этом, есть версия, что японская разведка пыталась помешать проходу корабля. В 7 часов утра 18 июля 1942 года, когда «Калинин» стоял в Николаевске-на-Амуре, в ожидании дальнейшей проводки, город был разбужен мощнейшим взрывом. Люди, выскочив на улицу, увидели, что над портом поднимается столб дыма, в воздухе кружатся обломки. В домах у берега вылетели все стекла. Это в порту взорвались две подводные лодки.

Как стало известно после рассекречивания архивов, четыре торпеды в носовом отсеке взорвались только на одной лодке – Щ-138. Носовая часть субмарины разлетелась практически на атомы, а то, что осталось, мгновенно оказалось на грунте. Стоявшая рядом Щ-118 получила пробоины и также затонула. На 138-й погибли 35 подводников, включая командира, на Щ-118 - восемь. Только по счастливой случайности не сдетонировал весь боезапас на обеих подлодках и пришвартованной рядом барже со снарядами - тогда бы от порта вообще мало что осталось.

Сразу родилось предположение о диверсии. Подозрения в ее организации пали на помощника командира «Щ-138» лейтенанта Павла Егорова, которого на момент взрыва на лодке не было. Вечером того же дня, когда его пришли арестовывать, он застрелился.



Комиссия, расследовавшая обстоятельства трагедии, пришла к заключению, что «взрыв боезапаса мог произойти только с помощью специального подрыва заряда весом не менее 600 граммов, приложенного вплотную к торпеде». Рассекреченные документы о расследовании не позволяют понять, на основании каких данных был сделан такой вывод. Так что, возможно, версия о диверсии родилась на самом деле по причине военной шпиономании, а взрыв был просто несчастным случаем.

Который из Кагановичей?


Пока шли разбирательства со взрывом, «Калинин» ушел во Владивосток, где в начале 43-го, после устранения всех недоделок, был принят госкомиссией. Но тут у наркомата ВМФ родилась идея – крейсер надо перевести на Северный флот, в Мурманск, чтобы он повоевал против немцев.

Были проработаны два варианта перехода: по Северному морскому пути – 70 суток и через Панамский канал – 113 суток. Командование выбрало первый маршрут.
Комсомольские корабелы получили новый срочный заказ - на изготовление усиленных ледовых якорей и винтов. На крейсере стали срочно укреплять корпус, на наиболее тяжелом участке Севморпути, в устье Енисея, построили ремонтный пункт, - на случай, если во время проводки что-то случится. Но едва все было готово, пришел, как это часто бывает, приказ: «Отставить». Крейсер решили все-таки оставить на Тихом океане и готовить к боевым действиям против Японии.
 
ЭксклюзивОбщество
Владимир Костенко три раза сидел, предсказал гибель «Титаника» и опередил уровень мирового судостроения
06 июня 2017, 16:00 0


«Калинин» остался, но в войне августа-сентября 1945-го года участия так и не принял, как, впрочем, и большинство кораблей ТОФ, настолько быстро капитулировала Япония.

А второй комсомольский крейсер по разным причинам - например, рулевую машину, предназначенную для него, пришлось отправить на Черное море для восстановления разбомбленного немцами однотипного «Молотова» - был и вовсе окончательно достроен только после войны.

И, по ходу дела из «Кагановича» стал «Лазарем Кагановичем». Дело в том, что родной брат члена Политбюро Лазаря Кагановича Михаил, тоже крупный партийный чиновник, в самом начале войны застрелился, не выдержав нервного напряжения из-за разборок на тему: враг он народа или нет.

И, дабы избежать кривотолков, руководство страны решило уточнить, в честь которого из Кагановичей назвали корабль. Потом, кстати, корабль и вовсе переименовали в «Петропавловск», но это уже совсем другая история.
Но, понятно, что в октябре 41-го, когда Сталин принял решение - несмотря ни на что продолжать готовить Тихоокеанский флот к будущей борьбе с Японией, - никто скоротечности этой войны, вызванной геополитическими причинами, в том числе, появлением у США атомной бомбы, предвидеть не мог. И комсомольские корабелы в тяжелейших условиях сделали все, что от них требовала страна.

Kaganovich_cruiser.jpg
Крейсер "Лазарь Каганович"

КСТАТИ

Во время тяжелейшей войны с немцами, на Дальнем Востоке, готовясь к противостоянию с Японией, делали не только корабли. Конечно, многие грандиозные стройки, направленные на укрепление обороноспособности Дальнего Востока, пришлось законсервировать (например БАМ), но наиболее важные стратегические проекты, несмотря ни на что, довели до конца.

Так, именно в Хабаровском крае был построен первый в мире подводный нефтепровод. Сейчас первой подводной «трубой» принято считать топливопровод, проложенный по дну Ладоги для снабжения топливом Ленинграда в июне 42-го. Но наша подводная «труба» была сдана раньше - в марте того же года!

Речь - об участке нефтепровода Сахалин-Софийское, проложенном по дну Татарского пролива. В мирное время нефтепровод, протяженностью 400 километров, предполагалось построить в течение трех лет, начиная с 1940-го года. Но строители, работавшие в диких, нехоженых местах, сразу безнадежно отстали от графика, поэтому, когда началась война, задача казалась и вовсе невыполнимой. Тем более, что она была теперь усложнена - сдать объект нужно было всего за год. Но все сделали в срок.

Подводную часть укладывали в феврале-марте 1942-го года, когда пролив накрепко замерз. Нефтепроводчики, среди которых преобладали заключенные, растащили трубы тракторами вдоль намеченной подводной трассы, сварили их, опрессовали, а затем взорвали лед через весь 9-километровый пролив, и осторожно «скатили» в пробитый канал «нитку» нефтепровода.

К концу 1942 года нефтепровод был сдан полностью, началось его заполнение. Из Софийского нефть по Амуру доставляли в Комсомольск, на только что пущенный в эксплуатацию нефтезавод.


По теме