Главное
Здоровье, 06 мая, 17:00

Хабаровский доктор на передовой пандемий

Вирусолог Вадим Резник рассказал, почему вирусы становятся агрессивнее
Хабаровский доктор на передовой пандемий

Почему пандемии стали случаться чаще, а новые инфекции парализуют жизнь всей планеты? Можно ли эффективно противостоять вирусам и как сохранить здоровье? Ответы на эти и многие другие вопросы знает заслуженный врач России, кандидат медицинских наук Вадим Резник. Об этом и не только его расспросил корреспондент ИА «Хабаровский край сегодня».

Знать врага в лицо

С Вадимом Израилевичем мы встречаемся на рабочем месте – в Хабаровском краевом центре гигиены и эпидемиологии. В свои 87 лет доктор Резник остается в строю. Протягиваю ему визитку – мелкий шрифт читает даже без очков. Удивляюсь.

– Вы знаете, у меня в молодости была близорукость, а с годами зрение у большинства выходит на плюс. Вот под старость у меня глаза и наладились, – шутит ученый. – А вообще-то нужно просто следить за своим здоровьем. И наша – вирусологов – роль тут огромная. Мы же, по сути, на передовой. Врага нужно знать в лицо. Вот и мы и изучаем самых коварных микроскопических врагов человечества.

Вадим Израилевич родился в 1934 году в городе Владимире в семье потомственных медиков. Папа Израиль Соломонович и мама Татьяна Кузьминична после окончания Второго медицинского института Москвы с четырехлетним сыном подались в Хабаровск. Дальний Восток тогда особенно нуждался во врачах. Здесь родители впоследствии заведовали кафедрами оперативной хирургии и глазных болезней Хабаровского мединститута.

– Что меня подтолкнуло посвятить свою жизнь вирусологии? Наверное, воспоминания о Хабаровском процессе. Это же был наш собственный Нюрнберг, только над преступниками из числа японского командования Квантунской армии, которые затевали бактериологическую войну. Меня, 15-летнего пацана, конечно, в зал, где шел суд в Доме офицеров армии, не пускали. Но я видел, как пленных генералов каждый день возили под усиленным конвоем на процесс. Страшно представить, что было бы с человечеством, если бы планы и разработки 731-го отряда в Харбине воплотились в жизнь, – говорит Вадим Израилевич.

Хабаровск в те годы стал центром притяжения известных вирусологов страны. В 30-е Наркомздрав направил сюда экспедицию под руководством Льва Зильбера на поиски источника загадочной болезни, которая уносила жизни переселенцев на Дальний Восток только в теплое время года. Так был открыт клещевой энцефалит.

После создания в 1949 году Китайской Народной Республики Мао Цзэдун попросил советские власти помочь справиться с последствиями бактериологического оружия. В работе экспедиции принимали участие и специалисты из Хабаровска. Среди них – преподаватель Хабаровского мединститута Елизавета Ливкина.

– Она стала моим научным руководителем в годы учебы в мединституте, заведовала кафедрой микробиологии. Буквально увлекла меня этим направлением, – говорит вирусолог.


Иногда они возвращаются

В 1958 году Вадим Израилевич с отличием закончил Хабаровский медицинский институт и поступил на работу врачом-паразитологом в санэпидемстанцию. В последствии доктор Резник на протяжении 45 лет возглавлял ее вирусологическую лабораторию, в которой трудится до сих пор.

– Когда я первый раз переступил порог вирусологической лаборатории, она помещалась в здании типа «скворечник». Не было водопровода, канализации и центрального отопления. Истопники печку топили круглые сутки! Что там можно было сделать? – вспоминает Резник.

Под руководством Резника вирусологическая лаборатория Хабаровска стала одной из передовых в Советском Союзе. Наш регион находится на границе с одним из основных очагов возникновения практически всех новых крупных эпидемических вспышек на планете – странами Юго-Восточной Азии. С 1966 года Хабаровск стал опорной базой Всесоюзного центра по гриппу и ОРЗ, а Вадим Резник возглавил исследования в этом направлении.

– В 1977 году именно нашей лаборатории удалось впервые в мире выделить вирус гриппа типа А (H1N1). Он тогда начал движение из Китая через Хабаровск и далее на запад. Мы его на куриных эмбрионах выделили и определили. Своевременно сообщили в институт гриппа. Официально открытый нами штамм получил название H1N1 Хабаровск – 1977. Неофициально его называли русским гриппом. Была странность: им болели практически исключительно молодые люди до 22–23 лет. Были и летальные исходы. Старшее поколение вирус почему-то обходил стороной. В конце концов выяснилось, что это тот же тип инфекции, который привел к большой пандемии «испанки» в 1918 году. Возвращался этот вирус на рубеже 40–50-х годов прошлого века. А потом вроде бы как исчез, пока не проявился у нас в 1977 году. Старшее поколение им не болело, потому что у них еще сохранился выработанный иммунитет к этому типу, – рассказал Вадим Резник.

Быстро определить, что за тип вируса проник в Хабаровск в 1977 году, во многом помогла особенность характера Вадима Резника.

– По правилам, тест-системы нужно утилизировать через два-три года, когда истечет их срок годности. Но я такой плюшкин – никогда этого не делаю. Храню их у себя. И мы определили H1N1 именно старыми сыворотками, которые у меня хранились в сухом виде подальше от «конторы», – раскрыл свой давний секрет ученый.

Кстати, вирус этого же типа вернулся в 2009 году уже под именем свиного гриппа и привел к эпидемии всемирного масштаба – пандемии.


Штормы усиливаются

Помимо изучения гриппа, Вадим Резник за свою долгую научную карьеру много времени посвятил борьбе с полиомиелитом. Хабаровская лаборатория стала региональным центром по ликвидации этой опасной инфекции на Дальнем Востоке. Свою диссертацию он посвятил энтеро- и аденовирусным болезням, которые приводили к ежегодным вспышкам серозно-вирусного менингита в Хабаровском крае. Он доказал, что зараза передается через грязную или плохо очищенную воду. Еще одно его важное открытие: кишечные инфекции (ротавирусы) и даже гепатит А способны передаваться человеку через антигены в мякоти овощей и фруктов. Это сперва вызвало волну скепсиса у многих ученых, но позднее факт подтвердился исследованиями других лабораторий.

Сейчас же, как признается Вадим Израилевич, для вирусологов наступило, с одной стороны, самое интересное, с другой – самое напряженное время.

– Раньше оно как было? На жизнь ученого выпадала одна, максимум две пандемии того или иного заболевания. Но, к сожалению, в последние годы они случаются гораздо чаще, чем хотелось бы. Вот второй год мы работаем в условиях коронавируса. Девочки наши по две тысячи исследований в сутки ежедневно проводили в пик инфекции, хотя в обычном режиме не больше пары сотен анализов обрабатывать приходилось. Трех сотрудниц наградили орденами Пирогова, – говорит Вадим Резник.

Корни всех пандемий – в животном мире. СПИД, например, начал передаваться от обезьян к человеку в африканских джунглях, но в условиях городской скученности и доступности перелетов между континентами быстро приобрел всемирный размах. Нынешняя пандемия – уже третье пришествие коронавируса, который вызывал в начале века атипичную пневмонию SARS, а в прошлом десятилетии – верблюжью лихорадку MERS.

– Недостаточное изучение биологических объектов и недостаточное внимание к ним приводят к смерти огромного числа людей. Во Владивостоке есть замечательный вирусолог Михаил Щелканов. Он один из крупнейших в мире специалистов по коронавирусам. За год до нынешней пандемии он написал статью, в которой предупредил о возможности передачи мутаций этого вируса от летучих мышей к человеку. Но ее тогда назвали неактуальной. Но и что из этого вышло? – резюмирует Вадим Резник.


По теме