Главное
75 лет Победы, 03 февраля, 15:00

В Хабаровске в истории Второй мировой поставили многоточие

70 лет назад была предпринята попытка осудить последних японских преступников
В Хабаровске в истории Второй мировой поставили многоточие
Фото: фонды Краевого музея им. Гродекова

Сегодня, 3 февраля, исполняется ровно 70 лет последней попытки отдать под суд бежавших от ответственности японских военных преступников, которые готовили в годы Второй мировой масштабную бактериологическую войну. 

Как сообщает ИА «Хабаровский край сегодня», 3 февраля 1950 года в советской прессе была опубликована официальная нота правительства СССР к ведущим мировым державам с предложением созвать международный трибунал для суда над японским императором Хирохито и бежавшими от ответственности генералами, которые руководили фабрикой смерти на северо-востоке Китая. Как указывалось в документе, суд должен был стать логическим продолжением Хабаровского процесса в декабре 1949 года. На нём были осуждены только часть военных преступников, которые попали в советский плен. В Хабаровске в истории Второй мировой войны фактически было поставлено лишь многоточие, а большинство причастных к работе отряда №731 остались на свободе.

Признания валили с ног

Годовщина Хабаровского процесса над военными преступниками Квантунской армии, который проходил в окружном Доме офицеров советской армии с 25 по 30 декабря 1949 года, прошла мало кем замеченной. Хотя 70 лет назад этому трибуналу в нашей, да и в мировой прессе придавали едва ли не такое же значение, как громкому «Нюрнбергу».

В фондах краевого музея им. Гродекова с тех пор сохранились красочные шаржи, которые рисовал с подсудимых генералов-японцев следивший за процессом в зале хабаровский журналист Вадим Павчинский, и уникальные фотографии. Их сделал много лет проработавший в КрайТАСС фотокорреспондент Владимир Байдалов. Судя по снимкам, на суде над 12 японскими преступниками в буквальном смысле слова «яблоку негде было упасть». Советская власть процесс сделала максимально открытым, на него в Хабаровске даже билеты продавали, как в кино или театр.

«Счастливчики, сумевшие купить входные билеты на этот процесс, были ошарашены. Слушая показания японских офицеров, некоторые выбегали из зала, теряли сознание. А обвинитель называл факты один страшнее другого. В лабораториях японской военщины готовилась мучительная смерть миллионов людей. Бактериобомбы с чумой были нацелены на русских, китайцев и монголов. Только чумных бактерий «отрядом 731» выращивалось 300 килограммов ежемесячно», - писал в своих воспоминаниях участвовавший в Хабаровском процессе в качестве переводчика ныне покойный востоковед Георгий Пермяков.

IMG_6268.JPG


Обречённые

Георгий Пермяков в историю вошёл как личный переводчик последнего китайского императора Пу И. После окончания советско-японской войны формальный лидер созданного японцами на северо-востоке Китая марионеточного государства Маньчжоу-Го находился под арестом в Хабаровске.

Как вспоминал Георгий Пермяков, ещё в 1946 году из Москвы пришло указание собрать материалы о бесчеловечных опытах японцев в Китае по разработке и применению бактериологического оружия.

- Группа следователей при помощи переводчиков во главе с в совершенстве владевшим китайским и японским языками Пермяковым допросили пленных японских военнослужащих. Начинали с рядовых и далее к более старшим чинам. Так удалось установить, что среди находящихся в хабаровском лагере для военнопленных содержатся генералы, которые были ответственны за разработку бактериологического оружия в спешно уничтоженном японцами при отступлении отряде №731 под китайским Харбином, - рассказал старший научный сотрудник краевого музея им. Гродекова Алексей Шестаков.

Бесспорные доказательства вины были собраны против 12 содержащихся в Хабаровске военнопленных, среди которых был бывший главком Квантунской армии Отодзо Ямада. Это досье советская сторона предполагала использовать в начавшемся в мае 1946 года Токийском международном военном трибунале для Дальнего Востока, который должен был стать аналогом бывшего тогда в самом разгаре Нюрнбергского процесса над лидерами фашистской Германии.

- Факт существования 731 отряда, где проводились нечеловеческие эксперименты над живыми людьми, потряс человечество. Вся собранная органами управления по делам военнопленных и интернированных УМВД по Хабаровскому краю информация свидетельствовала о том, что на станции Пинфан, что в 40 километрах от Харбина, был размещён комбинат смерти. Его официальное наименование — 731 отряд по противоэпидемической водоочистке. Он был создан по указу императора Японии Хирохито. Его возглавлял генерал-лейтенант Исии Сиро, который начинал свою карьеру руководителем кафедры микробиологии Токийского военного университета. В 100 км от станции Пинфан находился полигон Аньда, где проводилось распыление бактерий и заражение привязанных к столбам людей. Ежегодно, начиная с 1939 года, японцы осуществляли испытание бактерий на живых людях. Ежегодно, по их показаниям, такие опыты проводились над 600 людьми, среди которых погибли, как минимум, 46 советских граждан. То есть за пять лет это 3 тысячи человек. Кроме того, судя по показаниям служащих в этом отряде японских военных, как минимум, трижды разработанное ими бактериологическое оружие с сотнями килограммов микробов чумы, холеры, тифа, паратифа нашло боевое применение в центральном Китае. Инфекцию японцы рассеивали с самолётов, вливали в источники воды, подбрасывали заражённые продукты питания, - рассказал хорошо знакомый с архивами того времени военный историк, подполковник ФСБ в отставке Александр Лавренцов.

Только собранные хабаровскими следователями доказательства на Токийском процессе так и не были использованы. Сумевшему сбежать в 1945 году от наступавшей советской армии командующему отряду 731 Исии Сиро американцы вдруг предоставили судебный иммунитет. А в обмен на все материалы о бактериологическом оружии вывезли его в США и даже предоставили лабораторию.

Хабаровские вирусологи отмечают 125-летие со дня рождения Льва Зильбера
27 марта 2019, 13:00 0

Судили в спешке

В ноябре 1948 года международный трибунал в Токио над высшим командованием милитаристской Японии был завершён. Ни один из разработчиков бактериологического оружия осуждён не был. Поэтому в Советском Союзе приняли решение организовать отдельный процесс. Пришлось спешить.

- Дело в том, что, когда собиралась доказательная база, следствие в обмен на признания в чудовищных преступлениях обещало японцам, что они не будут расстреляны - с 1947 году в СССР был введён мораторий на смертную казнь, которую объявили избыточным наказанием в условиях мирной жизни. Но в конце 1949 года стало известно, что смертную казнь вернут с января 1950 года. Поэтому процесс над 12 японскими военными преступниками в Хабаровске проводили в большой спешке. Они, согласно предъявленным обвинениям, заслуживали смертной казни, и нужно было уложиться с приговором до нового года, пока мораторий действует, - говорит Алексей Шестаков.

Четверо японских генералов получили по 25 лет лагерей, остальные подсудимые были приговорены к срокам от 2 до 20 лет.

Уже когда осуждённые на Хабаровском процессе преступники отправились отбывать наказания, советское правительство 3 февраля 1950 года обратилось к США и Великобритании созвать новый международный трибунал для наказания остальных организаторов бактериологической войны. Но предложение так и осталась без ответа. Отозвались лишь власти дружественной в то время СССР КНР. 

Трибунал так и не был созван, хотя советское правительство на протяжении 1950 года направляло бывшим союзникам по Антигитлеровской коалиции ещё несколько повторных предложений. Но в разгаре была Холодная война. СССР и Китай странами Запада воспринимались уже как стратегические противники. Так и получилось, что сотни бывших участников японских фабрик смерти в Китае у себя на родине, в Японии, стали «уважаемыми людьми»: политиками, ректорами и деканами вузов, академиками и крупными бизнесменами. Никто обвинений в бесчеловечных экспериментах им так и не предъявил.


Видео: фрагмент последнего интервью Г. Пермякова предоставлен А. Колесниковым

По теме