Главное
Культура, 27 октября, 15:23

Дальневосточный художественный музей отмечает своё 90-летие

Хотя на самом деле собранию произведений искусств в Хабаровске гораздо больше  

Дальневосточный художественный музей отмечает своё 90-летие
Фото: министерство культуры Хабаровского края
На самом деле первая коллекция произведений искусства, в частности из Академии художеств, была приобретена для Хабаровска и показана еще в 1902 году, сообщает ИА «Хабаровский край сегодня». И, наверное, справедливо было бы вести отсчёт рождения музея с этого момента. Возможно, когда-нибудь так и случится.

Впрочем, дело не в датах, а в том, что музей хранит истинные ценности, которые совсем рядом с нами, они могут стать частью нашей жизни, если мы попытаемся увидеть их, понять и полюбить.
Основу коллекции музея составляет западноевропейское искусство – живопись, гравюра, рисунки, оружие, фарфор. В 1931 году все это поступило в Хабаровск из лучших московских музеев и самого Эрмитажа. Новая власть велела столичным музейщикам делиться с российскими окраинами. И они отдали в дар часть того, чем владели сами. И это первоклассные работы! Впрочем, других у них попросту не было.
Сейчас посетители могут увидеть меньше процента уникальных фондов ДВХМ
23 июня 2021, 09:30 0

С заведующей сектором зарубежного искусства Аленой Фроловой, которая работает в музее двадцать лет, рассматриваем работы, которые в коллекции давно, но к которым невозможно привыкнуть. Эрмитаж оказался самым щедрым, его работы – самые грандиозные. Чего стоят только произведения античности!
В Хабаровске можно увидеть предметы, которые создавались мастерами, жившими когда-то в Афинах, а это, между прочим, четвертый век до нашей эры. И представьте, они трудами истинных хранителей живут до сих пор!
Это многочисленные керамические сосуды - с тщательно прописанным рисунком, иные с небрежной росписью, как будто снятые с потока.
- Два миниатюрных сосуда вообще датируются шестым веком до нашей эры, – говорит Алена Фролова. – Они отсылают нас в далекое время, в Этрурию, которой не существует уже несколько тысячелетий. Одна из них – шарообразная вазочка, украшенная ленточным орнаментом, второй сосуд - алабастр, декорирован фигурами пантер в профиль, они словно обтекают сосуд, а голова прочерчена гравером в анфас. Предметы создавали этрусские мастера. Античный отдел – явление на Дальнем Востоке уникальное. Ни в одном музее нет античных предметов, причем подлинников. Так что все, кто интересуется греческой мифологией, могут погрузиться в ту эпоху, созерцая запечатленное в глине время и почерк мастеров.

Даже если бывал в музее много раз и знаешь историю больших открытий хабаровских музейщиков, хочется об этом слушать и рассказывать тем, кто этого еще не ведает, надеясь разбудить простое любопытство.  
В коллекции музея есть две работы, которые истинный дар небес. Это работа Тициана «Ревекка у колодца».
В 1918 году в Румянцевский музей принесли ящик на временное хранение. На улице неспокойно – революция! Что случилось с владельцами заветного сундука, никто не знает, возможно, они эмигрировали. Только прошло три года, однако никто из них не обнаружился. Сотрудники музея поняли, что временное хранение как-то затянулось, они открыли ящик и увидели полтора десятка превосходных картин. И среди них – работу неизвестного венецианского художника «Ревекка у колодца». Искусствоведов тогда трудно было удивить, в музейных фондах оказалось огромное количество национализированных работ из богатых усадеб. Но уровень исполнения этого полотна специалистов впечатлил. Однако - художник неизвестен. Работу отправили в Хабаровск.
- В 70-е годы над полотном работала реставратор музея Мария Сергеевна Тминова, - рассказывает Алена Фролова. - Делала она это под руководством специалистов из мастерских имени Грабаря. И тогда уже стало ясно, что это не просто художник XVI века, а, несомненно, мастер из школы Тициана. Так неизвестный художник приобрел статус ученика великого мастера. Потом полотно возили в Санкт-Петербург и в лаборатории научно-технической экспертизы сравнили с эталонными тициановскими, не вызывающими сомнений. Сделали рентгеновские снимки и увидели манеру, которая была характерна только для Тициана. Он менял сюжет прямо на холсте, даже если делал какие-то подготовительные рисунки, так называемые картоны, где все проработано – композиция, цветовое решение. Оставалось только перенести все это на полотно. Мастер мог в одночасье все переписать. На снимках видно, как Тициан менял у Ревекки разворот головы и сам размер головы, как у него проработаны кисти рук. Изучался химический состав красок, холста. И тогда стало ясно, что перед нами несомненный Тициан!
Благодаря им коллекция пополнилась на пять тысяч экспонатов
05 апреля 2021, 15:30 0

Еще одно имя первой величины – испанский художник XVI века Алонсо Са́нчес Коэльо. Работа поступила из Эрмитажа как портрет неизвестного Кавалера ордена Золотого руна, автор значился, как неизвестный художественной школы Антониса Мора. Хранится полотно в запасниках музея, его достают, когда показывают коллекцию старинного оружия. Сплошные загадки!
И только благодаря настойчивости наших музейщиков, консультациям специалистов по испанской живописи Эрмитажа, после лабораторных экспертиз стало понятно, что это истинный Коэльо, ученик Антониса Мора, чье имя выбито на фасаде испанского музея Прадо наряду с именами Рубенса и Тициана. Причем, тогда считалось, что наше хабаровское полотно – единственная работа этого художника в России! Наверное, сотрудники Эрмитажа грустно вздыхали, что так неосторожно распорядились своим сокровищем. Сейчас и в Эрмитаже есть работа Коэльо, еще одна признается как принадлежащая его школе.
Ну не повод ли для гордости!


Впрочем, иногда музейщиков на их тернистом исследовательском пути ждали разочарования. Еще одна работа, «Два монаха за чтением Библии», также не имела точной атрибуции. Представлялось, что это работа немецкого автора XVIII века. Ее тоже отправляли в Эрмитаж на экспертизу, где так неожиданно открываются вековые тайны.
Так вот, кракелюр, мельчайшие трещинки благородной старины, возник не от времени, он оказался нарисованным. Полотно искусственно состарили. Более того, обнаружились точки, предполагалось усилить эту старину. Одна из подсказок обмана – на полотне использовались белила, а они появились в Норвегии только в 1916 году, что и выдавало при тщательном исследовании подделку.
Но даже если с автором и подлинностью полотна все ясно, сколько загадок зашифровано в великих полотнах! От яркости красок Бенвенуто Гарофало «Насыщение хлебами» всякий раз замираешь.
Не все знают, что изначально это полотно имело в некотором роде прагматическое предназначение. Если присмотреться, в верхней части отчетливо видна арочная закругленность. Уже потом картине придали прямоугольную форму. Писалась работа для трапезной женского монастыря и должна была крепиться на дверь. Похоже, так и было. Композиция явно перегружена в одну сторону.

В центре Иисус в ярком одеянии, чуть поодаль любимый его ученик Иоанн, лицо у него нежное, как у девушки. Гарофало учился у самого Рафаэля. В образах чувствуются отголоски школы Рафаэля. Художники дружили. Его современник Вазари писал, что, когда Гарофало уезжал из Рима в Феррари, Рафаэль плакал. Так ли это было на самом деле, кто теперь знает.
Большие мастера, наверное, на правах мэтров, позволяли себе иногда небольшие шалости. Гарофало изобразил среди получающих хлеб – монахинь, и, якобы, себя посредине. Хотя откуда бы взяться монахиням во времена Христа! Скорее всего, это монахини монастыря, заказчики.
Часть работы отреставрирована, поэтому она так заиграла красками, среди которых красный и голубой. На полотне хорошо видно границу, где сохранился прежний желтый лак, приглушая тональность полотна, но, может быть, когда-нибудь и он откроется нам в своем первозданном виде.
По теме