Главное

Бессмертен ли «Бессмертный полк»?

Юрий
Ефименко
Писатель, историк Юрий Ефименко - о том, что что суть движения «Бессмертный полк» оказалась просторнее замысла её авторов:

- Третий год подряд я лечу в Москву - пройти с портретом отца в главных, «федеральных» рядах «Бессмертного полка» по Красной площади.

Признаюсь, к движению присматривался с самого начала. И заспешил в Москву в первый раз как раз затем, чтобы проверить какие-то из собственных предположений, понять – бессмертен ли «Бессмертный полк». При спокойствии совести: портрет моего отца, фронтовика Василия Ефименко, пронесут и в Хабаровске.
По моему личному наблюдению, несмотря на то, что на сегодня это самое массовое шествие в стране, а то и в мире, там нет никакой толпы. Сотни тысяч людей идут по Москве непрерывным потоком час за часом, и никакой толкучки, ни малейшей чуждости друг другу, раздражённости из-за тесноты локтей. Вообще никаких помех друг другу. Только взаимоподдержка. Если появляется старик с палочкой, в руках выцветшая фотография со стены, его оберегают от каких-либо нечаянностей, бережно расступаясь и высвобождая путь.

9 мая в московском метро люди с портретами фронтовиков в руках стали обыкновением. Едут со всех концов города, из спальных районов, из «дальнего» и «ближнего» Подмосковья. Массово. Никто специально не свозит, не подгоняет. Чаще семьями. И много детей. Иногородних участников становится все больше.

Откуда знаю? В «бессмертных» колоннах всегда можно перекинуться парой слов с соседями по рядам. И откликаются охотно. Что не водится именно в толпе. 

«Бессмертный полк», каким его наблюдаю в Москве, явление очень интересное. С главной чертой – выявления вочеловеченности ума и души его участников. Впрочем, тем уже люди и отличаются от нелюдей: как минимум, чувством благодарности предкам за такие вещи, как победа в Великой Отечественной войне. Такова правда «Бессмертного полка», нравится кому-нибудь или нет. И, уверен, касается она далеко не одной Москвы.
Но вот что беспокоило и беспокоит: в подписях на московских плакатиках никак не звучит наша дальневосточная глава Победы во Второй мировой, с освобождением Маньчжурии, Кореи, Южного Сахалина и Курил. С последней точкой в ней для всего мира. Разговариваю в колоннах – многие удивляются, что всё закончилось именно у нас. Просто не знают, что даже в Маньчжурии, вовсе не за свою родную землю, советские солдаты закрывали грудью пулемётные амбразуры.

С 2015 года я названиваю, хожу, объясняю, как необходимо, чтобы мы, дальневосточники, помимо 9 мая, прошли 2 сентября с портретами фронтовиков наших дальневосточных боёв. И что кроме нас это организовать просто некому. Москва? Да там и в более просвещённые времена могли с легкой душой сказать, что «Япония – страна от нас далёкая».

Я предлагаю: давайте заявим «Дальневосточный батальон Бессмертного полка» с ежегодным шествием 2 сентября – в память об участниках именно нашей войны.
Ведь «Бессмертный полк» - великая идея. Она оказалась гораздо просторнее изначального замысла её авторов – «сохранение в каждой семье личной памяти о поколении Великой Отечественной войны», как записали в уставе полка. И неспроста движение стремительно перехлестнуло границы, уйдя в более чем 60 стран.

Сама по себе суть «Бессмертного полка» совершенно бессмертна. Кто и как бы дальше с движением не поступал. Мне понятно отношение к этому движению одного из моих друзей, искренне верующего: в этом шествии проступает образ воскрешения коллективного Христа.

По теме