Главное
Общество, 08 июня, 17:30

Одна левая Полины Николаевой

Хабаровская школьница на собственном опыте знает все тонкости «инклюзии»
Одна левая Полины Николаевой

«Инклюзивное образование» - термин, которым сейчас любят оперировать в образовательной сфере. Оно означает интеграцию в учебно-воспитательный процесс детей с особыми потребностями. Эти потребности, как правило, обусловлены физическими недостатками, и не всегда такие ребята чувствуют понимание по стороны сверстников и педагогов. Полина Николаева – хабаровчанка, которая на собственном опыте знает все тонкости «инклюзии», поделилась ими с ИА «Хабаровский край сегодня».


Ничего особенного

Подкрашенные брови и губки «бантиком» - рассматривая фото на ее страничке в Instagram, ни за что не подумаешь, что с этой пятнадцатилетней девчонкой что-то не так. Она и в самом деле ничем не отличается от других подростков. Разве что улыбка – такая искренняя и лучистая… Так улыбаются только очень счастливые люди.

- Когда я была маленькая, то считала, что я как все. Я даже не знала, что есть недостаток. Именно такое отношение, наверное, помогло спокойно расти. – Полина пытается вспомнить, когда на нее повесили ярлык «инвалидность», и не может. Врожденное отсутствие предплечья в семье девочки не стали делать проблемой.
Детский сад, школа, секции и кружки. Назвать ли это везением, или даром небес – но на пути маленького человека с одной рукой всегда оказывались люди, способные смотреть шире других. Тренер без лишних вопросов принял в секцию легкой атлетики и стал «гонять» наравне со всеми. Руководитель художественной студии – усадила левшу поневоле за мольберт, и дала свободу творчества. И даже когда Полина пришла прошлой осенью в школу чирлидинга, там тоже ни у кого не возникло сомнений – сможет ли она влиться в коллектив.

Впервые мы столкнулись с ней за кулисами городского дворца культуры. Полина вместе с группой чирлидерш показывала танцевальные номера в перерывах детского конкурса красоты. Снятый тогда короткий ролик, размещенный в соцсети, заставил задаться вопросом: «Неужели действительно все так хорошо?». Друзья, которые писали, что не с первого раза даже поняли, в чем дело, в мысли о доброте человеческой помогали утвердится.

YGjwFgt7aCc.jpg

Но вот она сидит напротив меня в кафе, смеется, рассказывает про подружек. С розовеющими от смущения щеками отвечает «да» на вопрос, есть ли молодой человек. И он не видит в ней физической ущербности, она просто ему нравится. И с одноклассниками все здорово… Неловкий момент, когда «дожимаю» это хрупкое улыбающееся создание. И Полина рассказывает, что в радужные облака ее беспечности иногда пытается вклиниться громыхающая туча подростковой жестокости:
- Бывает, да, что пальцем показывают, и перешептываются за спиной. Это старшеклассники в нашей 30-й школе. Те, кому 16-17 лет. Они говорят: «Посмотрите, она же инвалид, как с ней можно общаться». Неприятно, конечно.

583InB-5njc.jpg

Насчет «неприятно» лично я бы сильно поспорила, подходящее ли это слово. Представьте себя на ее месте. У вас нет одной руки, и это нельзя спрятать. Любой человек в первые минуты общения понимает, что девушка имеет некий физический изъян. Правда, если вы не прочерствевший напрочь сухарь, в следующие минуты не можете не увидеть, сколько силы и выдержки скрывает это милое лицо. И не можете не понять, как хрупка уверенность в себе и любовь к людям.
К счастью, врожденная патология не требует медицинского наблюдения. И по врачам Полина ходит крайне редко. Зато «метко»! Половинка правой руки – от ключицы до локтя – два года назад была испытана хозяйкой на прочность. Говорит – банально запнулась дома и упала. А в итоге – перелом. Чтобы увидеть это «чудо», в перевязочную приходили врачи со всей больницы. Вспоминая этот казус, Полина смеется.
Впереди – летние каникулы и девятый класс. В том, какую специальность выбрать в будущем, Полина почти уверена уже сейчас. Говорит, что хочет поступить в Дальневосточный институт управления. Скорее всего, на юридическую специальность. Она знает о женщине с такой же врожденной проблемой, которая работает в прокуратуре. Надеется, что студенты – народ более «зрелый», чем школьники, и шепотков за своей спиной она уже не услышит.

А если и найдется недалекий человек… Она ведь и «одной левой» на лопатки уложит.

Справка

По информации краевого Минобрнауки, в регионе почти 4,5 тыс детей с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ) учатся в обычных средних школах. Столько же – ходят в детские сады. Для 2 тыс дошколят с ОВЗ организована работа консультационных пунктов. 6,4 тыс детей-инвалидов занимаются в коррекционных учреждениях либо в коррекционных классах. Также в крае действует проект «УчимЗнаем» - он позволяет детям, находящимся на длительном стационарном лечении, изучать школьную программу прямо в больнице.

По теме