Главное
Общество, 08 октября, 10:00

Как хабаровские авиаторы освоили небо Латинской Америки

Хасан Серожединов - о встречах с Кастро и Чавесом

Как хабаровские авиаторы освоили небо Латинской Америки

Хасан Серожединов – один из опытнейших авиаторов Дальнего Востока. Три десятилетия пролетал бортинженером Ил-62М и даже освоился в небе Латинской Америки, а в детстве грезил футболом. О встрече с Кастро и Чавесом авиатор рассказал ИА «Хабаровский край сегодня». 

Детство Хасана Ахтямовича прошло в районе Хабаровска, который ещё в середине прошлого века было принято называть «Гидропорт». Хабаровская авиация начинала с улицы Запарина, где в 30-е годы на воду затона приводнялись первые гидропланы.
- Мальчишками мы ещё застали ангары этого гидропорта. В то время управление гражданской авиации находилось на ул. Запарина, в том же районе пилоты проходили медицинские комиссии. То есть я рос в окружении пилотов, дружил с их детьми, - вспоминает Хасан Серожединов. – Правда, в школе я больше не о небе мечтал, а о футболе. 
Он играл за юниорскую команду СКА, но родители поставили условие – получить более серьезную профессию. К концу школы Хасан уже был готов к поступлению в лучший в СССР Киевский институт гражданской авиации.

Хасан Ахтямович выучился на инженера-механика, но прицелился переучиться на бортинженера и занять место в кабине воздушного судна. Когда вернулся в Хабаровск, выяснилось, что сделать это не так-то легко.
- В 1973 году, когда я окончил институт, инженеров с высшим образованием было очень мало на Дальнем Востоке. Техники работали на инженерных должностях. Поэтому мало кому разрешали переучиваться на бортинженеров, был даже особый приказ министра. Нужны были кадры с высшим образованием для обслуживания самолётов на земле.
При этом техникам разрешали переучиваться. Тогда стали появляться Ту-154 и Ил-62. На них требовались бортинженеры, но только с высшим образованием. Серожединов воспользовался этой лазейкой, прошёл в 1978 году переобучение в Шереметьево и стал бортинженером на Ил-62М. На них он отлетал 29 лет.

2.jpg

Ил – высший пилотаж!

Ещё инженером-механиком Хасан Серожединов участвовал в приёмке совершенно новых для Дальнего Востока Ил-62 и Ту-154. Оба самолёта он изучил досконально. Поэтому, когда получил право на полёты, его выбор был однозначно в пользу лайнера КБ Ильюшина.

- Это была идеальная машина для того времени. Ведь при проектировании Ту-154 был допущен ряд конструктивных ошибок, из-за которых произошло несколько серьёзных катастроф. Ил-62 намного безопаснее, - говорит Хасан Ахтямович.
А ещё борт был удобным для пассажиров: отдельная гардеробная, двухэтажная кухня, рассчитаная на длительные полёты.

В 90-е годы Хасан Ахтямович участвовал в 11-часовом перелёте из Хабаровска в Тель-Авив. Обычно этот рейс, рассказывает авиатор, делал промежуточную посадку в Москве для дозаправки, но в тот раз пассажиров много не набралось, вот и решили лететь «напрямки».

Был ещё почти такой же продолжительный рейс на Иле из Хабаровска на Минводы. Подошли к Кавказским Минеральным Водам, погода испортилась, аэропорт закрылся. Пошли на запасной в Краснодар или Ростов, но и они закрылись.
- Топлива уже совсем мало оставалось. Единственный ближайший открытый аэропорт – Тбилиси. Но там короткая полоса, такие большие лайнеры, как Ил-62М, не принимают. Но вариантов не было. Сели благополучно! Надо было видеть глаза работников аэропорта Тбилиси, когда там приземлился такой большой самолёт, - вспоминает Хасан Ахтямович.

Viva Cuba!

Каким бы хорошим не был Ил-62, на протяжении 90-х годов российские авиаперевозчики отказывались от его эксплуатации в пользу «летающих иномарок». Зато машины КБ Ильюшина распробовали социалистические друзья.

В 2005 Хабаровск оставался едва ли единственным городом в стране, где ещё оставались эти лайнеры. Тогда Хасан Серожединов вместе с экипажем отправился на Кубу.
- Застал ещё Фиделя Кастро и Уго Чавеса. Лично на аэродроме сталкивался с ними. Почти никакой охраны у них не было. Помню, в середине 80-х годов я бывал в Гаване туристом, тогда Кастро через день менял место жительства. Местонахождение лидера было страшным секретом. Покушений в те годы на него было много. В 2000-х годах там уже все спокойнее было, - рассказал авиатор.

О времени работы на Кубе у Хасана Серожединова остались летные документы и символика компании «Кубана». Именно на острове Свободы он познакомился с российской стюардессой, которая стала его женой.

IMG_8919.JPG


Пироги печёт сапожник

После развала «Дальавиа» Ил-62М окончательно перестали использовать в России. Сейчас практически все дальнемагистральные рейсы в стране выполняют «Боинги» и «Аэрбасы». Как говорит лидер дальневосточного профсоюза авиаторов, в них всё автоматизировано. Включаешь автопилот – и лети. Правда, у этих удобств есть и оборотная сторона.

- Уровень подготовки лётного состава сегодня стал значительно ниже. В советские годы учеба была более серьёзная. Прежде, чем попасть на крупный лайнер, пилоты много лет работали в малой авиации. У них был большой налёт вручную. Сейчас этого нет, и в критический момент неумение пилотировать вручную уже приводило к трагедиям. Как это было с падением «Боинга» в Перми и в ряде других катастроф, - считает Хасан Серожединов.
По его мнению, престиж профессии авиатора в России восстановился. Пилоты получают во много раз больше, чем это было в советское время. Правда, возникла проблема с управлением.
- Руководить нашей отраслью должны люди из профессии – от министра до директора авиакомпании. А сейчас это юристы, экономисты, ботаники - кто угодно, - сказал Хасан Серожединов. – Апрельская катастрофа вертолёта в Хабаровске, когда борт задел мачту связи и рухнул в плохую погоду, погибли шесть человек – пример системной проблемы. Малый аэропорт находится под контролем третьей по величине авиакомпании России. Ею руководит юрист.
Он считает, что это разрушает систему безопасности. В целях экономии упраздняют службу метеонаблюдения, диспетчеров. Такая экономия приводит к трагедиям, уверен авиатор.

Хасан Ахтямович признаётся, что соскучился по небу. Сейчас летать ему приходится исключительно пассажиром. Зато самые продолжительные перелёты в его биографии – по 15 часов до Австралии к дочке в гости.
По теме