Главное
Культура, 17 апреля, 17:00

У «Солистов Москвы» была в Хабаровске романтика с местной девочкой

Маэстро Юрий Башмет подвел итоги VII Международного музыкального фестиваля

У «Солистов Москвы» была в Хабаровске романтика с местной девочкой

Едва отыграв на «бис» в финале заключительного концерта камерного ансамбля «Солисты Москвы», художественный руководитель фестиваля Юрий Башмет поделился своими впечатлениями с корреспондентом ИА «Хабаровский край сегодня».


 - Юрий Абрамович, кто приходит на Ваш фестиваль?

- У нас уже публика неслучайная. Кто-то может быть, и в первый раз пришел, но совершенно очевидно: мы выросли на них, они на нас. То есть мы вместе какой-то немаленький период жизни совместно прошли. Поэтому для нас всегда это очень ответственно, мы не можем разочаровать. Но можем делиться необычными, и даже странными вещами. Ну и классикой конечно тоже.

В закрытии поэтому была романтика с местной девочкой (хабаровской скрипачкой Марией Тилюк – прим ред.), что очень важно. Это отдельная книга. Кто-то – ее одноклассники, те, кто старше, те, кто младше, родители между собой, педагоги – это видят, обсуждают. 
Совершенно понятно, что это та почва, на которой все будет развиваться и не затухнет. Очень приятно, что так все совпало, и можно было сделать, чтобы Мария у себя дома выступила.  Я прекрасно помню, как приехал к родителям во Львов из Москвы, будучи уже концертирующим музыкантом. У меня было сольное выступление, а мой пианист - Святослав Рихтер. До сих пор помню, что это было для меня. Очень многое от этого зависело для меня в дальнейшем. А впечатления моей мамы!

- Гала-концерт удивил публику необычным репертуаром и инструментами, а сам фестиваль в этот раз чем удивил и порадовал вас?

- Что касается фестиваля – он дает возможность такие вещи представить публике, которые в рамках обычного концертного турне невозможны. С теми же необычными духовыми инструментами, на которых играет Аркадий Шилклопер, не поедешь на гастроли. Музыка современного итальянского композитора Сильвии Коласанти – она тоже не для любого выступления, потому что мы можем ее сыграть, но ее сложно воспринимать. 

Фестиваль предполагает особую атмосферу, в которой можно экспериментировать, показывать что-то такое необычное. И можно привлекать совершенно особенных музыкантов. 
Мне кажется, все удалось в этом году. Вот я думаю, может быть на следующий год удастся привезти спектакль «Маленький принц», который мы делаем с Костей Хабенским. Там много декораций, поэтому крайне сложно эту постановку вывозить. Придется искать дополнительное финансирование, но я бы хотел попробовать.

- Ваше искусство может сделать жизнь людей лучше? Тот, кто слушает вашу музыку, будет спокойно ходить по грязным улицам?

- Само понятие «живой концерт» будит в душе людей, которые приходят, самые высокие чувства. Я, знаете, воспитан так, что не только нецензурно, но и грубо нельзя было в доме выражаться. Моя мама просто сразу плохо себя чувствовала и падала в обморок. 

Хотя сам я могу ругаться, и материться в каких-то ситуациях, да у нас и в репертуаре есть произведения, которые говорят о той грязи, которая окружает людей, такой не столько внешней, сколько внутренней грязи. Тут вопрос эстетики. В жизни есть и хорошее, и плохое, и чистое, и позорное, в искусстве есть все. Но у Шекспира тоже есть все, но это не переходит грань, понимаете? Поэтому я тоже не берусь исполнять любые произведения, даже если они гениальными авторами написаны. У Альфреда Шнитке, с которым я дружил, есть такое, что я никогда не исполню – настолько низменные человеческие чувства передаются.

А если говорить о культуре на улицах. Вот, например, в Японии не увидишь же ни малейшего мусора. Даже карманные пепельницы продаются, чтобы никто бычки не бросал.


- При этом они, что много музыки классической слушают?

- На самом деле очень музыкальная страна, у них тысячи концертных залов по всей стране, и все они великолепные, красивейшие и всегда с прекрасной акустикой. Не думаю, что именно из-за этого в Японии чисто. 

А у нас… Культура внутренняя должна быть. И у населения, и у тех, кто следит за порядком. Нет этого пока. Наверное, в данной географической точке должно пройти какое-то время, чтобы чистота превратилась с традицию. Время, только время. А мы со своей стороны будем тоже этому помогать. 

Потому что ребенок, который занимается классической музыкой, он заранее культурно дисциплинирован. 
Лучше не скажешь, чем однажды старший Михалков. Молодая журналистка довольно невежливо ему бросила, что он только детский поэт. Сергей Владимирович ей на это ответил: «Да, но сегодня это дети, а завтра – народ. До свидания!». Именно поэтому мы большое внимание уделяем детской программе. Это дает мечту и цель. Там, где можем, там посильно сеем что-то доброе.

- Выйдя к вам на сцену, глава нашего региона Вячеслав Шпорт выразил надежду, что фестивальная традиция не прервется, и через год мы сможем вновь увидеть вас и ваших коллег-музыкантов. Сами что скажете по этому поводу?

- Что скажу? Нисколько не стесняясь, хочу поблагодарить Вячеслава Ивановича. Не везде руководство такой территории с таким желанием и пониманием откликается. 

У меня нет никаких сомнений, что, если даже нет возможности проводить музыкальный фестиваль, все равно она найдется. Я имею в виду, что губернатор хочет помогать и любит музыку. Огромная ему благодарность.

По теме